01:40 

Мальчик, который боялся троллей

dianade
Название: Мальчик, который боялся троллей
Автор: dianade
Бета: +
Пейринг: Флинт, Вуд
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс, флафф
Размер: мини
Предупреждения: нет
Дисклеймер: Тетушка Ро
Саммари: Вуд боится троллей. Чего боится Марк, никто не знает.
Примечание: В тексте есть небольшие отсылки к хоббиту, вселенной Макса Фрая, сериалу «Друзья» и игре Dragon age: Origins. Кто нашел, тот зайчик.


Когда Оливеру исполняется восемь, двоюродная тетушка Бэтси предсказывает ему мировую славу. Тетушка увлекается гаданиями и слывет в семейных кругах сумасшедшей старой девой. Но в ту ночь, рассматривая под одеялом иллюстрированный сборник чемпионатов мира по квиддичу, Оливер решает – безусловно, все великие предсказатели немного чокнуты. Значит, у Оливера есть все возможности добиться известности.
Рядом с ним на кровати лежит новенький красавец Чистомет, бережно завернутый обратно в подарочную упаковку. Сейчас Олли даже почти не отвлекают мысли о Робби, который обязательно попробует пробраться к нему в комнату и оттаскать за уши. Весь день Оливер прятался от брата возле родителей, а ночью у Роберта гораздо больше шансов на успех. Наконец Вуд засыпает, и ему мерещится, что темный гигантский тролль с лицом Робби пытается отгрызть ему голову.
Впрочем, от брата тоже бывает польза. Роберт почти взрослый, ему шестнадцать, родители разрешают ему самому покупать себе вещи, гулять с друзьями допоздна и пользоваться летучим порохом. Вуд знает, что деньги на новые мантии и учебники Робби обычно тратит на цветы и шоколадных порхающих ангелочков для своей девушки. И если правильно намекнуть брату о своей осведомленности, в следующий раз он обязательно возьмет Оливера с собой в Косой переулок. А там – магазин «Все для квиддича».
В Косом переулке, как всегда перед началом учебы, толпы людей. Дети носятся под ногами у взрослых, кричат, тут и там взрываются магические хлопушки. Из лавки доктора Фойерверкуса ощутимо тянет дымом, туда бегут, рассекая столпившихся прохожих, несколько магов-спасателей. Старички в помятых мантиях томятся возле закрытого на обед магазина старьевщика. Женщины и мужчины разных мастей и возрастов спешат по своим делам, не замечая ничего на пути. Некоторые тащат тележки с вещами, чемоданы, у многих на руках клетки с животными. А один импозантный толстячок в зелёном тюрбане тянет за собой игрушечный домик на колесах, внутри которого куколки-поварята готовят аппетитные сардельки. Мимо, чуть не сбивая Оливера, проносится группа подростков.
Оливеру страшно, он не понимает, как в такой сумятице можно ориентироваться одному, без родителей. Сейчас он не хочет вырастать, взрослые должны быть храбрыми, а он пока не готов становиться храбрым. Главное — не отпускать руку Робби, если отпустил — не терять брата из виду. А уж если потерял, то все кончено, дружок, в такой давке тебя обязательно схватит и утащит к себе жуткий толстый тролль. Временами Оливер даже представляет себе этого уродца. Он выше Робби на голову или даже две, весь покрыт шерстью, у него маленькие черные глаза, лишенные зрачков, и вечно оскаленная пасть с острыми зубами. Иногда Оливер добавляет к образу пену, сочащуюся изо рта, и капли крови на морде. Так бояться становится интересней.
Когда они подходят к квиддичной лавке, солнце разгорается вовсю. К отвратительной смеси ароматов духов, зловония разномастных зелий и душку старых пыльных вещей примешивается кисловатый запах пота. У Вуда кружится голова, ему хочется присесть и отдохнуть, а главное, чтобы здесь вдруг оказалась мама. Она пожалеет его и погладит по голове, у мамы в нагрудном кармашке всегда лежит тонкий кружевной платочек, пахнущий самой мамой, у нее в сумочке найдется и бутылочка морса, и вкусный сосательный леденец – «вкусняшка-для-поднятия-настроения». Но если начать ныть, брат больше никогда не возьмет Вуда с собой.
Роберта не интересует квиддич. Он учится на Когтевране и уже скоро окончит Хогвартс. После школы он будет изучать жизнь магглов. Почти все друзья брата — полукровки, те, кто до получения письма из школы ничего не знал о своем даре. Робби состоит в волонтерской организации «Общество защиты истории магглов», а также участвует в создании школьной имитации саммита «Международной конфедерации магов». Родители гордятся им. Порой отец говорит, что Роберт Вуд обязательно многого добьется в жизни. Оливер думает, что его брат при всем своем уме не отличит охотника от загонщика.
Робби бросает его возле лавки. Он заберет Оливера через час.
«Впрочем, – замечает Робби, – если тебя здесь не будет, я воспользуюсь своим законным правом и вернусь домой один. А потом попрошу маму завести мне нормального младшего брата».
Странная штука – время. Обычно, когда Вуд не может заснуть, он наблюдает за магическими ночниками-звездочками, горящими на потолке его комнаты. Как они перемигиваются, как временами одинокий маленький огонек, срываясь со своего места, падает вниз и вспыхивает, касаясь пола. В такие ночи время, как мармеладная тянучка, растягивается до бесконечности. Сейчас Вуд боится смотреть на часы, минуты проносятся мимо стремительным снитчем. Он перебегает от стеллажа к стеллажу, жадно облизывая взглядом прилавки. Поэтому, когда хозяин лавки окликает его и спрашивает: « Не потерялся ли, малыш?» – Оливер внезапно осознает, что прошло уже полтора часа, а брат за ним так и не пришел. Этому есть всего два объяснения: либо Робби заглянул в лавку и, не заметив его среди других посетителей, отправился домой (сейчас, наверно, уговаривает маму завести нового правильного сына), либо брат просто забыл об Оливере. Оба вывода чрезвычайно печальные и пугающие.
Оливер должен быть смелым. Ему нужно обратиться к продавцу и попросить о помощи. Вместо этого Вуд трет нос и неожиданно начинает плакать навзрыд от жалости к самому себе.
–Что ты плачешь? Не бойся, взрослые наверно тебя уже ищут. Хочешь конфеток со вкусом смеха? Я их все равно не люблю, они слишком шипучие. А как тебя зовут?
Напротив стоит мальчик постарше. Не заговори он с Вудом, Оливер бы его даже не заметил, настолько серо и непримечательно тот выглядит. Кажется, мальчик и сам старается стать как можно незаметнее. Но выбора у Оливера нет, так что он берет протянутые ему конфетки и старается улыбнуться.
– Я – Олли.
Через десять минут и под воздействием трех зеленых леденцов Вуд совершенно забывает про свои недавние слезы и увлекается разговором со странным мальчиком. Они обсуждают мистические легенды квиддича.
Мальчик представляется Маркусом. Он гордится тем, что его семья очень богата. Он старше Оливера на год и уже подписан на «Ежемесячник квиддича», тогда как Вуд может только мечтать об этом. Маркус утверждает, что в старину игра была интересней, тогда не было снитчей, а самыми крутыми игроками считались охотники. Оливер не согласен с ним, они спорят до хрипоты, вспоминая любимых и нелюбимых игроков.
Маркус очень добрый, ему уже пора домой, но он не собирается бросать Олли. Он предлагает вместе добраться до родителей Маркуса и попросить их связаться с родственниками Вуда. После чего сжимает в своей ладони ладошку Оливера и уверенно идет на выход.
– Здорово, когда девчонка так хорошо разбирается в квиддиче.
Оливер замирает на секунду и лишь потом осознает смысл слов Маркуса. Когда он был совсем маленьким, его часто путали с девочкой. Сейчас такое случается крайне редко, наверно, волосы слишком сильно отрасли, нужно будет попросить маму подстричь.
– Я не девочка! Я мальчик.
Маркус медленно разворачивается и внимательно осматривает его — от пяток до головы, задерживая внимание на волнистых мягких локонах и пушистых подрагивающих ресницах. В его глазах медленно разгораются искры гнева, рот некрасиво кривится, обнажая крупные зубы и неправильный прикус. Маркус нависает над Вудом всем телом, заполняя собой пространство, и некуда бежать, и лоб покрывается испариной, а зрачки расширяются от ужаса. В тот момент Вуд понимает — вот он! Вот тот, кого Оливер всегда ждал, всегда боялся, с мерзким лицом, дышащим ненавистью и злостью, с массивным громоздким телом. Вот кто был настоящим троллем, ловко притворившимся человеком!
Когда Маркус врезает ему кулаком в живот, Оливер не сразу чувствует боль. Первое, что он ощущает — это ярость. И в ответ как можно сильнее колотит руками, пытаясь задеть противника.
Робби успевает как раз вовремя. Маркус уже пристроился на Вуде сверху и готов расквасить ему нос. Брат хватает мерзкого тролля-перевертыша за шиворот и оттаскивает в сторону. У Оливера плывет перед глазами, он видит, как Робби кричит на Маркуса, но ничего не слышит. В голове звенит и Оливер смеется про себя — никакие таскания за уши, как оказалось, не сравнятся с дракой.
В следующий раз он приходит в сознание уже в подсобке магазина. Робби протирает ему лицо мокрой тряпкой и ругает такими словами, которые Оливеру уж точно еще рано знать.
– Что мне скажет мать? Ты представляешь? До конца года будешь убираться у меня в комнате! И никакого больше Косого переулка!
Вуду снова жутко обидно и хочется плакать. Его избили, а Робби опоздал, если бы он пришел вовремя, ничего бы не случилось! Оливер абсолютно не виноват. Это его первая драка, обычно он нравится всем, с ним хотят дружить и играть, а некоторые дети даже просто так дарят ему свои игрушки! Видимо, его обаяние не распространяется на монстров! Но в этот раз он не будет плакать, он вообще больше никогда не будет плакать. Когда человек плачет, к нему приходят самые страшные тролли. Те, что притворяются друзьями и кормят конфетами, а потом предают.

***
Дома их с братом ожидает грандиозный скандал. Мама кричит и причитает, а отец разочарованно смотрит на обоих сыновей. Оливеру на два месяца запрещается летать на метле. А Робби должен все это время разгребать завалы на чердаке у тетушки Бэтси, и это при том, что тетушка все-таки близка к сумасшествию: чердак многомерен и новые кучи рухляди образуются там с закономерной частотой.
Оливер хочет летать, он с радостью поменялся бы с братом наказаниями.
Роберт не сердится на него. Он заходит вечером в комнату к Оливеру и говорит, что не произошло ничего плохого. Отлично, что он встретил человека, с которым не поладил. Брат убеждает: в жизни не все так просто. Если Оливер мечтает стать знаменитым, то стоит подготовиться к тому, что многие будут его не любить, а возможно, даже ненавидеть. Еще Робби не сомневается: его младший братик очень талантлив, хоть и несказанно наивен.
После этого разговора Оливер впервые за долгое время засыпает совершенно спокойно, даже не зажигая ночника.
А проснувшись, решает больше не подводить брата. И еще забыть, что чертову книжку «Ужасающие истории о Троллях-Убийцах» (не рекомендуется к прочтению лицам младше шестнадцати лет) Оливеру подсунул именно Робби.

***
В последующие годы Оливер не отступает от намеченного плана. Он с утра до ночи летает во дворе дома наперегонки с соседскими ребятами. Роберт приглядывает за ним. Он заставляет Оливера читать дурацкие занудные книги по истории развития и формирования квиддича, разбирает с ним простейшие схемы. Однажды, когда Олли вчистую продувает сопляку на год младше себя, брат отводит Оливера в сторону и объясняет, что этот самый сопляк был гораздо сильнее физически.
– Тебе не нужно сражать врагов мышцами. Положись на тактику и на оттачивание техники игры.
Робби уверен, что младший брат пойдет по его стопам и попадет в Когтевран, к умнейшим из умнейших.
Постепенно Оливер бросает затею стать похожим на легендарного загонщика «Пушки Педдл» Джои Дженкинса и тренирует позицию охотника.

***
Первый год в Хогвартсе знаменуется тремя удивительными событиями.
Распределяющая Шляпа крайне не рекомендует Оливеру идти в Когтевран и отправляет в Гриффиндор.
Во время занятий по обучению полетам на метлах, мадам Трюк отмечает прекрасные задатки Вуда и предлагает тому попробоваться в запасной состав команды Гриффиндора на вратаря. Правда, участвовать в играх ему позволят лишь со второго курса.
Где-то между попытками разобраться с архитектурой замка и чтением свитка по истории магии Вуд натыкается на тролля, который оказывается все-таки не плодом его воображения, а учеником второго курса Слизерина Маркусом Флинтом.
Оливер не удерживается от вскрика, толкает идущего рядом Перси локтем и шепчет ему в ухо: «Тролль».
Перси не одобряет его поведения. Кажется, нет ничего в жизни Вуда, что Перси мог бы одобрить. Иногда Оливер размышляет, кто и каким заклинанием смог превратить здорового одиннадцатилетнего мальчика в старичка-брюзгу, помешанного на чистоте.
Уже позже Вуд осознает, что каждый в семье Уизли выбирает свой способ выделиться и выжить среди тех, кто не Уизли.
Некоторое время Оливер судорожно ищет любую информацию о Маркусе. Он действительно из знатного рода, поговаривают, что отец Флинта был пожирателем, а генеалогический древо семейства уходит к самому Салазару. У Маркуса нет друзей, скорее есть свой круг общения, и уже на втором курсе у него достаточно врагов. Про него знают мало и стараются с ним не связываться. Вуд удивлен, что Флинт теперь совершенно не интересуется квиддичем, будто тот мальчик-тролль действительно просто примерещился Оливеру.
Впрочем, о Флинте Вуд забывает достаточно быстро. Открыто они не сталкиваются, скорее всего, тролль при встрече даже и не поймет, кто он такой. По крайней мере, Оливер больше не испытывает ни страха, ни обиды. И дерется он теперь гораздо лучше.
Кто по-настоящему интересует сейчас Вуда, так это Чарли Уизли. Он является капитаном команды Гриффиндора, потрясающим ловцом и просто хорошим компанейским парнем. В нем нет ни капли педантизма и брезгливости Перси. Чарли напоминает Оливеру Роберта, они даже знакомы, только брат Вуда на четыре года старше.
С Чарли можно говорить обо всем на свете, он одинаково хорошо разбирается в защите от крученного удара бладжера и в том, сколько именно нужно съесть почемучных ирисок, чтобы быстрее подготовиться к сложному занятию, вроде истории магии. Чарли нельзя отнести к строгим капитанам, ему больше нравится полагаться на импровизацию и азарт игры, чем на строгое расписание тренировок и продумывание схем. Хотя он определенно прирожденный игрок, лучший ловец школы, что удивительно, ведь его комплекция больше подходит позиции охотника или загонщика. Вуд восхищается Чарли. И уж точно рядом с ним у Оливера нет ни времени, ни желания думать о Флинте.
Поэтому внезапное столкновение с Маркусом становится для него неожиданностью.
В то воскресенье он валяется на траве возле озера и перебирает карточки с игроками «Холихедских Гарпий», когда его окружают четверо слизеринцев.
За эти три года Флинт сильно подрос. Раньше его можно было назвать толстеньким, сейчас же он выглядит крепким и очень злым.
– Вы знаете, что это за цыпочка, парни? Это новый вратарь Гриффиндора! Капитан красномордых точно педрила - взял себе шлюшку в команду.
Оливер заливается краской. Он никогда не был остер на язык, да и не привык к такому неприкрытому хамству. Единственное, на что хватает его фантазии — выкрикнуть: «Мерзкий тролль!».
Все повторяется как в первый раз. Хвала Мерлину, слизеринцы не бросаются скопом, а дают право главарю самому разделаться с противником. Вуд не пытается завалить Флинта массой, ему это не под силу, он изворачивается и бьет в солнечное сплетение, а после припечатывает коленом по лицу. Маркус ревет и отшвыривает от себя Оливера. Дальнейшее тот помнит смутно: его бьют по ребрам, потом пытаются задушить, а он в свою очередь стремится выдавить Флинту глаза. Он ни с кем раньше не дрался так грязно, будто желая убить, не находя выхода гневу. Под конец их растаскивают слизеринцы. Один из них заметил невдалеке старосту Пуффендуя. Они бросают Вуда под дерево и поднимают на ноги Флинта. Уходя, Маркус оборачивается.
– Знаешь, Олли, в следующем году я тоже вступлю в команду. Охотником. Лучшая позиция.
И так начинается эра их войны.

***
В конце четвертого курса Чарли Уизли закатывает прощальную вечеринку, где торжественно объявляет Вуда новым капитаном команды со следующего года. Чарли умудряется напоить шоколадных лягушек сливочным пивом и охотно раздает их всем желающим. Неудивительно, что ему приходит в голову замечательная идея символически показать передачу власти – пролететь ночью через поле вместе с Вудом.
Вуд не пьет, но он опьянен долгожданным назначением, он чувствует себя равным Чарли и не может тому отказать. Они тайком пробегают по коридорам. Чарли за годы жизни здесь изучил все тайные лазейки Хогвартса, все расписания смен деканов и Филча. Часть информации он получил от Билла, а то, что выведал сам – рассказал близнецам. Мог поведать и Перси, но делиться чем-то с Перси — подставлять других братьев.
Выбравшись на поле, они взлетают, освещенные лишь тусклым светом, и делают неторопливый круг. На улице прохладно, но Вуд не чувствует холода, он счастлив, как никогда раньше. Они спускаются вниз, Оливер потирает замерзшие ладони и готовится незаметно бежать обратно, в гостиную факультета, когда его тормозит Чарли.
– Олли, знаешь, про тебя болтают всякое. Не то чтобы я сильно верил, но решил все-таки разобраться перед уходом. Говорят, ты влюблен в меня. Ты же почти ребенок, у тебя все пройдет, это не настоящая любовь. Да и я не по мальчикам. Извини. Но я очень ценю тебя как хорошего друга и прекрасного вратаря. Более того, уверен, ты станешь лучшим капитаном, чем я, особенно если сможешь совладать с близнецами.
Может, дело в том, что Вуд впервые видит на лице Чарли такое серьезное выражение, а может – в ночном морозе – на земле он ощущается гораздо сильнее, – но Оливер не сдерживается и начинает хохотать в голос. Слова Чарли настолько смешны и банальны, будто вырезаны из какого-то бульварного любовного романчика.
– Я к этому, между прочим, три дня готовился! Экспромтом такое не придумаешь!
Постепенно Оливер успокаивается. Чарли стоит рядом, похлопывая Вуда по плечу, и облегченно улыбается.
– Так, значит, неправда. Слава Мерлину! Идем в замок, холодрыга страшная.
На следующий день все потихоньку разъезжаются по домам, а Вуд так и забывает спросить у Чарли, кто распускает про них сплетни.

***
На пятом курсе становиться страшно, ужасно страшно не справиться с ответственностью. Должность капитана одновременно окрыляет его и пригибает к земле. Капитан не может думать лишь о себе. Вуд обязан подмечать, что Анджелина всегда чуть замедляется перед торможением, а Гарри склонен витать в облаках до появления снитча. С этим нужно бороться, и с Поттером и с Джонсон, и со Спиннет, пропускающий тренировки ради свиданий, и с близнецами, которых действительно невозможно контролировать. Он пытается подстроиться — Чарли всегда подшучивал над своей командой, – но Вуд так не умеет. На его крики реагирует лишь Поттер, близнецы смеются, а Анджелина с Алисией обижено надувают губы. Вот Кэти всегда слушается Оливера. Впрочем, у Белл определенно проблемы с глазомером, во время отработки синхронности действий она летит несимметрично другим охотницам. Когда Вуд высказывает это ей в лицо, она плачет, Алисия ее утешает, а Джонсон показывает Оливеру кулак. Тогда он понимает, что нужно вначале хорошенько подумать над тактикой. Тактикой по сплочению команды.
Он перерывает свои старые записи по квиддичу, они вели их еще с Робертом в детстве. Во время просмотра его озаряет идея. Он не сможет заставить ребят играть силой, здесь, как и в драке, ему не хватает массы и злости. Значит, нужно увлечь их, чтобы они забыли о других вещах.
На следующей тренировке, встав недалеко от Анджелины, он громко рассказывает Поттеру о новой загонщице Когтеврана. Той, что хвастает, будто во время чемпионата размажет Джонсон по полю.
Со Спиннет выходит даже легче, чем он задумывал. За этот месяц Алисию бросают уже двое парней. Вуд утешает ее и намекает, что парни вообще не стоят слез, а силы лучше направить в нужное русло, тем более Фред не отводит от нее глаз.
Этим же вечером он спрашивает у близнецов: «По их мнению, кто из них больше нравится Анджелине? Ведь на тренировке она вроде поглядывала на Джорджа».
Кэти доставляет больше всего проблем. Она старается изо всех сил, но не может освоить ни один из сложных приемов. Ей не хватает скорости Спиннет и уверенности Джонсон. Так что Вуд просто использует старый проверенный метод Роберта: отводит Кэти на трибуну и объясняет ей, что в этих аспектах она и правда пока проигрывает другим игрокам, такой уж человек. Но у нее есть свои отличительные особенности — точность броска и удивительная способность держаться на метле при самой грязной игре, при любых погодных условиях. Они сделают упор именно на этом, Вуд сам разработает схемы.
Ну, а Поттер? На Поттера все еще прекрасно действует крик.
В этом году они обязаны победить. Чарли совершенно распустил свою команду. Во время прошлого Чемпионата слизеринцы, не напрягаясь, разбили их оборону. И сколько угодно можно оправдываться грязной игрой и троллями в команде, но сейчас капитан Оливер, и он приведет Гриффиндор к победе!
Еще одна заноза в заднице — Флинт. Он становится капитаном одновременно с Вудом и объявляет кровавую вражду не только между ними двоими, но и между их командами. Маркус практически полностью реформирует состав команды Слизерина, проводит жестокие отборочные тесты и беспощадно выкидывает старых игроков, не дотягивающих до планки. Так образуется сильнейшая атакующая троица — Эдриан Пьюси, Грэхем Монтегю и сам Флинт. Вуд приглядывается к ним издалека. Грэхем слегка туповат, но силен; у Эдриана невероятно легкая рука, голы он забивает играясь. А Маркус... На что именно способен Маркус ради победы, Вуд может представить как никто другой.
Их ненависть друг к другу разгорается все сильнее. На первых двух курсах они дерутся почти при каждой встрече. В последующем этого оказывается мало. На третий год Оливер попадает в Больничное крыло с открытым переломом ноги — неудачно упал с лестницы, не заметил ступеньку. Через месяц ладони Маркуса чудесным образом сами по себе прилипают к голове. Помфри отдирает их чуть ли не со скальпом, ей даже приходиться наращивать Флинту кожу на голове.
С каждым годом медсестра слышит все более удивительные истории. Вуд купается в озере в середине зимы и почему-то начинает тонуть, у Маркуса сильнейшая тошнота: «Съел печенюшки, испеченные бабулей. Она у меня большая затейница на ингредиенты». Флинт стукается головой о косяк пятнадцать раз подряд, Оливер неправильно читает заклинание и ничего не слышит две недели. Колени Маркуса выгибаются в другую стороны, он передвигается прыжками, как кузнечник, а Вуд умудряется превратить свою руки в щупальца. Наверное, Помфри считает их двумя самыми неудачливыми учениками за всю историю школы.
А теперь до ноября остается все меньше и меньше времени, приближается первый матч Чемпионата школы. Матч Вуда и Флинта.
Оливер мечется по школе, все больше напоминая призрака. Близнецам в сумки он незаметно подсовывает по копии «Библии загонщика» Брутуса Скримджера. Читать, конечно, не будут, но, может, хотя бы проглядят. С Алисией, Анджелиной и Кэти они допоздна разбирают возможные схемы и тактику команды Слизерина. Поттера он вечно не может поймать, тот постоянно где-то пропадает, и Вуд надеется, что Гарри его не подведет в последний момент. Оливер старается быть максимально терпимым по отношению ко всем игрокам, ссоры в команде накануне такого события ему определенно не нужны.
Перед игрой Вуд как капитан обязан произнести мотивирующую речь. В этом Оливер никогда не был особо хорош. В прошлом году он подбадривал команду вместо Чарли и, растерявшись, назвал Джонсон орлом, а близнецов стремительными тиграми победы. На этот раз Вуд бормочет бред про лучших из лучших. Команда по одному покидает раздевалку и вылетает на поле. Перед выходом Анджелина треплет его по волосам и говорит, что они обязательно выиграют. Ради их капитана. Лучшего из лучших стремительных орлов победы.
Они действительно побеждают, несмотря на то, что Флинт дважды пытается убить Гарри прямо на поле. Несмотря на то, что Белл, по-видимому, вообще забывает правила игры и чуть не сбивает Алисию с метлы. И даже несмотря на Поттера, которому так скучно висеть в воздухе, что он развлекается, совершая акробатические номера на метле и ловя снитч ртом.
Оливеру плевать. Он выскажет им все недочеты позже. А сейчас он гордится своей командой и радуется проигрышу Слизерина. И собой он тоже гордится. Без его тренировок Гриффиндор не одержал бы победу. Он орет кричалки вместе со всеми, обнимает Поттера, подкидывает вверх Кэти. Пытается найти взглядом Алисию и видит Флинта. Тот в ярости кидает метлу на землю и трясет за шиворот своего ловца. Флинт резко оборачивается и смотрит на Вуда. Оливера прошибает волна сладкого ужаса. Он предчувствует крепкую основательную драку до выбитых зубов и расшибленных голов. Ни о чем не думать и бить, бить в чужое мягкое, целиться в самое нутро. Нет, Марк, мне больше не страшно, я больше не боюсь, я смогу ответить. Пробить твою тролличью шкуру, вывернуть ее наизнанку, пробраться внутрь, обнажить все самое болезненное и вцепиться туда зубами.
Флинт, будто слыша мысли Вуда, разворачивается и скрывается в раздевалке.
Они празднуют до поздней ночи. Близнецы вдвоем вертятся вокруг Джонсон. Алисия пытается привлечь внимание Ли Джордана, хотя тому тоже нравится Анджелина. Кэти рано уходит спать — чересчур переволновалась, а с Поттером хочет пообщаться каждый — он герой, принесший в зубах победу. Вуд сидит в стороне, вспоминая мальчика из квиддичной лавки. Оливер думает, что тот маленький Маркус научил его быть храбрым. А взрослый Флинт научил Вуда побеждать. Его пробирает дрожь, становится тоскливо. Он кричит близнецам, что пойдет спать, и уходит в свою комнату.
Через два дня Флинт поджидает его недалеко от избушки Хагрида. Спрашивает, когда это Поттер так поднаторел заглатывать шары? На особых тренировках Вуда?
На этот раз Вуд бьет первым.

***

Радость Оливера от победы над Слизерином оказывается преждевременной. Они обходят слабаков из Пуффендуя, но перед матчем с Когтевраном Гарри попадает в Больничную палату. Замены на роль ловца нет, они играют неполным составом. Макгонагалл сокрушенно качает головой, когда команда Дэвиса громит Гриффиндор.
Оливер готов расплакаться. На то, что Слизерин проиграет Когтеврану, не стоит и надеяться. Уж точно не с таким капитаном. Кубок определенно достанется Маркусу.

***
В следующем году Вуд набрасывается на команду сильнее прежнего. Он гоняет их до посинения, невзирая на погоду и на общую занятость. Близнецы ноют, что Оливер решил их угробить. Перси злится, что Вуд плохо готовится к занятием, что его отношение к учебе недостойно их факультета. Он грозит, что скоро начнет снимать с Вуда баллы, а ведь Оливер его друг.
Однажды Алисия в сердцах бросает Вуду, что лучше бы капитан занялся своей личной жизнью, мол, команде он мозги выедает из-за своего спермотоксикоза.
Оливеру не нужны девушки. Они только отвлекут его. Да и о чем с ними говорить? Обсуждать одежду и новости из жизни знаменитостей? Гулять, дарить цветы? Нет, есть хорошие девушки – его охотницы просто замечательны, они ему как сестры, как свои ребята. Но он видел, как жеманничает Алисия за пределами тренировок. Как Анжелина называет Джорджа «усипусечкой». Как Кэти устраивает истерику, порвав новую мантию.
Еще в детстве Вуд выяснил, что он красив и обаятелен. У него есть поклонницы. И, как ни странно, у него есть поклонники. Периодически к нему подходят девушки и парни, дарят милые безделушки, приглашают вместе сходить в Хогсмид. Но Оливеру определенно не до этого.
Они вновь побеждают Слизерин. Но это только начало. Маркус беспринципен, он продал место в команде Малфою за новые Молнии и дальнейшую спонсорскую поддержку. Драко в воздухе держится просто отвратительно и никакая метла этого не исправит. Оливер злорадствует про себя и начинает думать о Флинте еще чуть хуже, чем раньше.
Событие, кардинально меняющее размеренный ход его жизни, происходит в середине зимы. Перси просит Оливера освободить комнату на ночь, переночевать у близнецов. Хочет привести к себе Пенелопу. Вуд не в силах ему отказать. У Фреда с Джорджем нет места, пол завален фантиками, кусочками непонятной массы, по всем углам разбросаны пружины, детали механизмов, непонятные свертки. Джордж ногой расчищает место на полу и кидает туда пару одеял. Вуд еще раз осматривает свою предполагаемую постель и идет спать в гостиную на диван. На нем жутко неудобно, он поскрипывает, местами провисает, в бок Вуда давит выскочившая пружина. Оливер пытается уснуть и когда у него ничего не выходит, решает прогуляться. Он накладывает на себя заклинание беззвучных шагов и выходит в коридор, улыбаясь Полной Даме.
– Если бы вам хотелось подышать свежим воздухом перед сном, куда бы вы отправились?
Полная Дама прикрывает лицо веером в наигранном смущении, манерно смеется и предлагает ему сходить на Астрономическую башню. Просит Вуда наклониться к ней ближе и быстрым шепотом диктует ему нынешний график обхода школы завхозом. Она всегда питала слабость к симпатичным мальчикам.
Что ж, башня так башня.
Вуд поднимается по винтовой лестнице и жалеет, что не накинул на себя мантию. Здесь гуляет сквозняк, а его футболка легко продувается. Он уже решает наплевать на все и вернуться в гостиную, когда слышит тихие странные звуки. Оливер прислушивается. На верхней площадке башни кто-то определенно занимается любовью.
Вуд вовсе не мальчик, он далеко не наивен. Он знает, что Джордж уже залез в трусики к Анджелине, понимает, почему Перси так настойчиво вытуривал его сегодня из комнаты. Он даже в курсе, что Алисия, расставаясь с очередным ухажером, бросается в объятья Пьюси, называя это дружеским утешительным сексом. Но его самого эта сторона жизни никогда не интересовала достаточно сильно.
Лучше будет уйти, не мешать голубкам. Оливер уже спускается вниз, когда слышит слова, раздающиеся сквозь стоны: «О, Маркус!».
Флинт ебется с парнем на площадке Астрономической башни.
Такое Вуд пропустить не может. Он проверяет, действует ли еще заклятье, приглушающие звуки передвижения. Скрываясь в тени, забирается выше к арке, выглядывает на площадку.
Здесь темно, пространство освещает лишь свет луны. Фигуры угадываются по очертаниям, Вуд жалеет, что не догадался применить заклинание кошачьего глаза. Человек покрупнее - явно Маркус. Он прижимает второго парня к перилам башни и трахает, изредка глухо постанывая. Парень выгибается и заливается вовсю:
– Ну же, Марки, малыш, сильнее, пожалуйста, сильнее, я уже скоро, пожалуйста, о–о–о, Мерлин…
На время они оба замирают, Флинт на пару секунд прижимается лбом к плечу любовника, после отпускает его и палочкой зачищает следы произошедшего. У Флинта обнажен торс, расстегнуты штаны. Вуду кажется, что он смотрит на атланта из учебников истории магии. Маркус будто высечен из камня, в нем нет ничего мягкого. Мышцы прорисованы резкими мазками, а лицо Флинта состоит из грубых линий и изломов. Горный тролль, во всем пугающем и притягивающем величии.
У Оливера не так уже много времени, прежде чем любовники соберутся. Он вначале медленно, таясь, а после все быстрее и быстрее перебирает ногами, слетая по винтовой лестнице вниз, бежит в гостиную Гриффиндора.
У него стучит в висках, пульсирует лицо. Он задыхается, у него подкашиваются ноги. Вуд бухается на диван и прикрывает веки, заново пересматривая увиденные сцены. Он не может расслабиться, все тело напряжено до боли, Вуд чувствует, как подрагивает его член, зажатый резинкой штанов. Раз за разом, как в замедленной съемке, перед глазами у него проносятся движения Маркуса, залитого лунным светом. Он опускает руку вниз, просовывает в трусы и кончает, чуть притронувшись к члену. Сперма выплескивается в ладонь, но тело все еще скручивает судорога. Оливер лежит на диване, укрывшись одеялом с головой, и его трясет мелкой дрожью.
Весь мир летит вверх тормашками. И непонятно, что делать дальше, как жить. Он снова маленький мальчик, один, в мире шума, гама и грохота, безличных взрослых. Он стал соучастником чего-то постыдного, изнуряющего, выедающего изнутри.
И ему это понравилось.
Через пару недель, на совместном с Когтевраном занятии по уходу за магическими существами, Оливер обращает внимание на парня, читающего доклад о поголовье красноперых гарпий в Румынии. В нем определенно есть что-то знакомое. Вуд всматривается в его лицо, но не узнает. А после понимает, что лица-то он и не видел. Зато слышал голос. Эдди Кармайкл. У Флинта есть вкус. Этот парень не красавец, но очень мил. Стройный, русоволосый, с ямочками на щеках и вздернутым носом. По-когтеврански занудный и правильный.
До конца года Вуд старается избегать Флинта, насколько это возможно. Он завязывает с драками, старается не спорить, когда команда Слизерина забирает лучшее время для тренировок.
И то, что капитан команды Гриффиндора, Оливер Вуд, начал дрочить на образ Маркуса Флинта, никто не должен узнать.
Когда отменяют финал Чемпионата, Оливер даже почти не расстроен. Им не придется играть против Слизерина. А к следующему курсу Вуд возьмет себя в руки. Ему стоит думать только о Кубке.

***

Летом перед седьмым курсом домой неожиданно возвращается Робби. Он приезжает в отпуск на неделю, привозит подарки. Матери достается удивительной красоты золотое зеркальце, на обратной стороне которого изображен олень в окружении птиц. Отцу Робби вручает австралийский бренди, а Оливеру – снитч, подписанный самим Бранковичем Третьим. Подмигивает в ответ на удивленный взгляд брата: «Ну да, Олли, у меня вообще-то есть друзья в "Международной ассоциации квиддича"».
Первые три дня Роберт полностью посвящает родителям. Днем ездит с мамой по магазинам, возится на кухне, помогая ей с готовкой и развлекая рассказами о своей работе. По вечерам он сидит уже с отцом, попивая привезенный бренди.
Зато четвертый день принадлежит Оливеру. После обеда они с братом отправляются к лесному участку, расположенному неподалеку. К нему прилегает небольшое неухоженное поле. Оглушительно пахнет дикой травой и цветами. Как в детстве, Оливер взлетает в небо, а Роберт присаживается прямо на землю и снизу наблюдает за братом. Оливер показывает все, на что способен, чему научился за эти годы, свои новые приемы. Кружится в воздухе, разгоняясь и замедляясь. Поднимается вверх, на высоту, с которой можно оглядеть весь небольшой пролесок, и пикирует вниз, резко останавливаясь у самой земли. Когда он слезает с метлы, вокруг уже начинает темнеть. Робби включает фонарь, расстилает покрывало и достает из сумки сэндвичи и фарфоровые чашки, палочкой разливает сладкий чай.
Они болтают несколько часов подряд. Роберт говорит, что хочет сделать предложение Регине Филанджи из исследовательского отдела, но ждет правильного момента. А Оливер делится с ним переживаниями насчет своего капитанства.
Начинает накрапывать мелкий дождь. По разогретой за день земле стелется пар, капли бьют по листьям и траве, одна попадает Робби на нос и тот чихает. Они выдвигаются обратно домой. По пути Оливер рассказывает о своей победе над Слизерином. Роберт хмурится.
– Этот парень, Маркус Флинт. Вы с ним разве не помирились? Ты узнал его? Он тот самый мальчишка, с которым ты впервые подрался!
– Откуда ты знаешь?
– Ты тогда еще не поступил, а я оканчивал последний курс. Ко мне подошел поздороваться слизеринский первогодка. Представился, объяснил, кто он. Спрашивал, где может тебя найти и чем ты занимаешься. Хотел извиниться. Я сказал ему, что ты поступишь в Хогвартс в следующем году, а он пошутил, что заберет тебя к себе в Слизерин.
– Он не извинился. Видимо, мы оба были заняты более важными делами.
Оливер не готов говорить об этом с братом. Он должен разобраться самостоятельно. Что-то во всем происходящем не состыковывается, он словно упускает какую-то маленькую деталь, без которой распадаются все его умозаключения.
Тем же вечером он пишет письмо Чарли Уизли. Рассказывает о сборной Гриффиндора, о своих нововведениях. Подробно расписывает последние проделки близнецов. Подшучивая, вспоминает их старый разговор о влюблённости и мимоходом спрашивает, кто вообще подумал, что у Оливера чувства к Чарли.
Ответ приходит через две недели. Три из четырех страниц письма посвящены невероятному дракону, которого команда Чарли обнаружила в где-то в Нидерландах. «Этот дракон, - пишет Чарли, - обладает запредельной силой и способен ударом хвоста расколоть гору. У него потрясающе острое зрение и нюх, есть вероятность, что он обладает способностью к гипнозу». После Чарльз предается ностальгии по школьным временам. На интересующую Оливера тему он черкает лишь две строчки: «Еще на первой неделе твоей учебы в Хогварсте какая-то пуффендуйка заметила, с каким обожанием и восхищением ты на меня смотришь. А через полгода об этом говорила уже вся школа».
Обрывки информации складываются в голове Оливера в одну общую картину, которая на первый взгляд кажется невозможной. И чем дольше он думает об этом, тем больше погружается в липкую темную бездну.

***

К началу седьмого курса Вуд ставит перед собой три цели. Ему нужно получить Кубок школы и более-менее неплохо сдать СОВ. А главное - решить проблему с тем, что жжет его внутри. Вытрясти правду из Маркуса Флинта.
Неприступную крепость берут измором. Он расписывает для себя план действий и приступает к его воплощению в жизнь. Он следит за Флинтом взглядом в общей столовой. На Зельеварении они с Перси занимают парту рядом с Эдом и Маркусом. Во время тренировок Слизерина Оливер прячется под трибунами, хотя последнее он делает скорее ради квиддича. Даже в Хогсмиде Оливер бывает одновременно с Флинтом. Ему нравится представлять себя охотником, медленно и планомерно загоняющим свою жертву в ловушку. Если можно назвать жертвой громадного Маркуса, злого и опасного, как василиск. Конечно, Флинт не может не заметить такого пристального внимания. Во время одного из ужинов он тяжелой поступью подходит к столу Гриффиндора и сжимает рукой плечо Оливера.
– Отойдем, Вудила.
Фред и Джордж накидываются на Флинта, требуя отпустить их капитана. Перси случайно опрокидывает свою тарелку на пол. Первогодки испуганно пересаживаются подальше.
Вуд встает и уверяет близнецов, что сам разберется с проблемой.
Они идут в закрытый туалет. Флинт, наверно, настроен драться, и свидетели ему не нужны.
– Думаешь, я не вижу, что ты следишь за мной? Что тебе нужно?
– Хочу узнать все тайны твоей тролличьей души.
Флинт открывает рот, готовясь сказать очередную гадость, но Оливер успевает первым:
– Флинт, каково любить человека, которому ты противен?
Внутри разливается будоражащее предчувствие. Вуд видит, как пустеют глаза Флинта, он обреченно смотрит вниз, будто стараясь спрятаться от Оливера, шумно сглатывает.
– Догадался, – утверждает Маркус. Его голос подрагивает. – Расскажешь всем?
– С чего ты взял, что я говорю о тебе, Флинт? Я спрашивал гипотетически. Ты-то мне не противен.
Флинт впивается в него взглядом, удивленно поднимает брови. Вуд не дожидается его дальнейшей реакции. Сам касается щеки Маркуса, отслеживает линию скул, пробегает пальцами по губам. Опускает руку, поглаживает Марка по животу.
– Глупый тролль. Ты должен был подойти ко мне еще много лет назад.
Флинт прижимает его к себе, обхватывает. Зарывается лицом в волосы Оливера. Целует все, до чего дотягивается. Шею, щеки, плечи, губы. Они целуются, как дерутся. Флинт сжимает его чересчур сильно, не соразмеряет силу. Оливер царапает ему спину и кусает за плечо.
Наконец, они отстраняются друг от друга, и Оливер впервые за девять лет видит искреннюю улыбку на лице Марка.

***
В Выручай-комнате достаточно хорошо. Обстановка крайне простая – на этот раз первым входил Вуд, а у него всегда было плохо с фантазией. Стены обиты матовой синей тканью, пол покрыт мягким ворсом, внутри есть кровать, шкаф для одежды, зеркало и небольшая душевая.
– Я пойду в душ. У нас с утра была тренировка, – бросает Маркус.
Они вместе уже несколько недель. Оливер снова знакомится с Маркусом Флинтом, третий раз в жизни. Они проводят друг с другом все свободное время, разговаривают, не переставая. Их взгляды сильно различаются, но это теперь не проблема. Когда они остаются наедине, Марк относится к нему с таким невыносимым благоговением, целуя пальцы, пытаясь любым способом прикоснуться невзначай, что у Оливера перехватывает дыхание от нежности.
Он раздевается и раскидывается на кровати. Марк выглядывает из душа, ухмыляется и, не вытираясь, присаживается рядом. Хватает Оливера за бедро, щупает ногу, проводит пальцем по бедренной косточке и кладет руку Вуду на живот. Удостоверяется, что Вуд на самом деле здесь. Сидит, замерев и тяжело дыша, лишь на лице сжимаются и разжимаются желваки, раздуваются ноздри. Он напоминает напряженного зверя, готовящегося к прыжку. Оливер опускает взгляд ниже. У Флинта стояк, на члене проступает капля предэякулята.
Это завораживает. Флинт, его личный тролль, полностью во власти Оливера. Их разделяет граница, через которую Флинту не прорваться, если не позволит Вуд. Он может вышвырнуть Флинта из этой комнаты и из своей жизни в эту же секунду.
Вместо этого Оливер медленно раздвигает ноги и тянет Марка к себе. Он горячий, даже после душа от него исходит крепкий запах молодого здорового мужчины. У Вуда поджимаются яйца и немеет низ живота. Флинт умеет быть везде, он поглаживает грудь Оливера, щиплет сосок. Покусывает шею, переворачивает Вуда на живот, прослеживает языком линию позвоночника, сильно кусает за задницу и шлепает сверху ладонью. Целует покрасневшее местечко, смеется:
– Вуд, я зализываю тебе моральные раны!
Оливер стонет, ему и хорошо, и сладко, и страшно. Кого он пытался обмануть? Что-то трепетное, детское, скрытое внутри Оливера, всегда будет страшиться Марка. Но теперь еще и за Марка. И это лучшее, что может быть на свете.
Флинт ставит его на четвереньки, смазывает член и толкается в Вуда. Двигается, запрокинув голову, постепенно убыстряя темп, пока Вуд не начинает вскрикивать при каждом толчке. Флинт подтягивает его наверх, прижимает к себе спиной и дотрахивает на весу. Вуд бьется на его члене, скривив рот в беззвучном крике, выгибается и кончает. Марк спускает сразу за ним, стискивая зубами плечо Вуда.
У Оливера перед глазами стоит красный туман, он пытается отдышаться, по телу пробегают волны послеоргазменной неги. Марк раскидывается поперек кровати, кладет голову на живот Вуда, прикрывает глаза.
– Когда мы встретились впервые, я решил, что возьму тебя в жены, когда вырасту. Ты был самой милой девочкой из всех, что я видел в жизни.
– Ты поэтому остался на второй год? Хотел тайно пострадать по мне еще немного?
– Нет, здесь все просто. Я очень уважаю своего отца и слушаюсь его во всем. Он пригрозил, что если я провалю хоть один экзамен – останусь без наследства. Я испугался и решил вовсе их не сдавать.
Оливер перебирает волосы Маркуса. Приглаживает, пропускает пряди между пальцев. Марк хватает его ладонь, прижимает к своим глазам.
– Кстати, Вудди, еще мой отец очень хочет внуков. Так что если не родишь мне сына до двадцати пяти – я очень разозлюсь.

the end.


@темы: фикло, Чешуекрылые в животе, Уберите от меня Тролля, Беги, Полено, беги!

URL
   

Whistle Stop Cafe

главная